agonia
russkaia

v3
 

Agonia.Net | ѕравила | –еклама  онтакт | «арегистрируйс€
poezii poezii poezii poezii poezii
poezii
armana Poezii, Poezie deutsch Poezii, Poezie english Poezii, Poezie espanol Poezii, Poezie francais Poezii, Poezie italiano Poezii, Poezie japanese Poezii, Poezie portugues Poezii, Poezie romana Poezii, Poezie russkaia Poezii, Poezie

—тихотворени€ ѕерсональные ѕроза —ценарии Ёссе ѕресса —тать€ ќбщество  онкурс Special

Poezii Romвnesti - Romanian Poetry

poezii


 

“ексты того же автора




ѕереводы этого текста
0

  омментарии членов сайта


print e-mail
ѕросмотревшие: 241 .



Мальчик рассказывал историю
multimedia [ ]
из уст мальчика из села  обыл€

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
по [Val.C ]

2016-10-14  |     | 




Я обещал, что напишу о том, как было на одном фестивале. И не только. А пока что взгляните на это фото. Под сенью очень старого дуба принято сфотографироваться на память.
Многие туристы и артисты сфотографировались. Даже актер Михай Волонтир. И ансамбль песни танца из города Шаргорода, Виницкая область Украины. Больше того, мужчины и женщины из этого города решили обнять его. И собрались человек семь или восемь. Столько потребовалось людей, чтобы брать друг друга за руки и таким образом обнять это дерево.

По преданию, как написал один хороший турист с фотоапаратом, под этим дубом в селе Кобыля господарь Штефан чел Маре устроил лагерь после победы над татарами в 1456 году.

- Мы прошли мимо этого дуба, расссказывали они. "Был жаркий день, жаркая и долгая дорога. За низким декоративным забором мы увидели необычную церковь из неоштукатуренного котельца, без колокольни, и рядом из гранита бюст Штефана чел Маре. В глубине двора, за густо разросшимся орехом, темнели массивные ворота, похожие на Триумфальную арку в Кишинева. Мы прошли, не останавливаясь. Нам оставалось проделать еще 15 километров, до Куничи и не хотелось отвлекаться. Но, отвлечься пришлось. Почти сразу за церковным забором, справа от дороги за старыми высокими тополями серело высокое пятиэтажное здание. Своей строгой массивностью оно было необычно для села, и нам просто так, из журналистского любопытства, стало интересно - больница это или школа."
Мой друг - Алтаев спросил об этом подростка с выгоревшими до соломенного цвета волосами: он присматривал за гусями, которые спасались от жары в уличной луже. В расслабленной позе, отставив вперед ногу, мальчишка покусывал травинку. Мальчишка взглянул на Алтаева чуть прищурясь: «Это гимназия», ответил он и замолчал, полагая, что разговор закончен.
«А это что за церковь, с бюстом Штефана чел Маре?», спросил Алтаев, уже трогаясь с места. Мальчишка сплюнул травинку, весь его вид выразил презрение: «Это мемориальная церковь. А под дубом был лагерь Штефана чел Маре». И он посмотрел на нас немного вызывающе: шляются тут, истории не знают. И тут мы вспомнили: действительно в селе Кобыля (прежнее название Кобыльня) Шолданештского района сохранился дуб, связанный с именем великого господаря.
Через минут десять мы быстрым шагом шли обратно. Мальчишка от нечего делать, не меняя гнев на милость, уже рассказывал нам историю дуба Штефана чел Маре: «Там, у дуба, написано, что ему 700 лет. В гимназии нам говорили, возможно, ему больше тысячи лет. Не знаю, но, на мой взгляд, и 700 много. Село, кстати, на 200 лет моложе. Его основали в 1456 году. В общем, во времена Штефана чел Маре».

Дуб на самом деле древний; раскидистый, в три-четыре обхвата. Мальчишка сказал, что в окружности дуб достигает 8 метров, а в высоту – 18. Мы задрали головы и рассматривали его крону – ни одной сухой ветки. «Шевелюра» дерева в молодой летней листве. Дуб заботливо огородили. Заделали цементом подгнившие места. Древние греки считали дубы деревом мудрости. Философы античности устраивали беседы и размышляли под сенью дубов – считалось, что скрытая мощь дуба придает философским размышлениям особое направление.

- В этих местах господарь накостылял татарам, а после битвы устроил под этим дубом лагерь. Может быть, под этим, может, под другим, в общем, где-то здесь: отмечали победу, лечили раненых. А потом Штефан чел Маре приказал поставить под этим дубом деревянную часовню, добавил наш юный экскурсовод и замолчал, уставившись на гусей.

– Это там, где каменная церковь? допытывался Алтаев.

– Наверное, там, – согласился парень. Эту церковь и ворота построил в начале XIX века местный помещик, владел он этими землями. Богатый был, ну и выстроил церковь и колокольню в виде триумфальных ворот. Имя местного помещика парень забыл, но фамилию помнил - Катражи. Николай Катаржи, узнали мы позже. Мы ещё оглядели ворота-колокольню, даже поднялись к колоколам, рассматривали их, фотографировали церковь, деревенскую улицу, сельские дома… А самим воротам, в пятнах штукатурки и с прогнившим деревянным полом, давно уже требуется ремонт. Разглядывая колокола, мы все время смотрели под ноги, как бы не провалиться.
Но главным украшением этого места был, конечно, дуб Штефана чел Маре. Он действительно впечатляет ; такая махина, со скрученными, но все еще крепкими ветвями. Время пыталось расправиться и с ним ; гниение, жучки-паразиты, поедающие древесину. Но подгнившие части залиты цементом, и дуб каждую весну раскидывает свою зеленую крону. При нас в ветвях дерева шла веселая птичья возня ; посвистывание, шуршание, задев листву, улетела какая-то пичуга, другая прилетела и, прыгая с ветки на ветку, наклоняя голову, с интересом, то одним, то другим глазом поглядывала на нас. А мы ходили вокруг, фотографировали дуб, таблички перед ним ; их тут в избытке, пытались зайти в церковь, но она оказалась закрытой, и пришлось довольствоваться только ее внешним видом, что, впрочем, было достаточно.

Юный кобыльчанин, к концу разговора уже смотревший на нас более миролюбиво, сказал, что черный гранитный памятник установили в советское время, архитектор Роберт Курц, и это один из лучших бюстов господарю, который есть в Молдове. Хотя истина другая. Бюст подарили румынские скульпторы а имя скультора нигде не значится. Вот и приходится угадать:Роберт Курц или не Роберт...
(От сеьбя скажу, что не Роберт, а румынский скульптор...)
В тот день бюст господаря был усыпан вянувшими цветами, парочка гвоздик зацепилась за корону. Видимо, отмечался какой-то праздник.

Мы шли в старообрядческую Куничу, нам оставалось три часа ходу, поэтому, быстро осмотрев дуб и получив, не скрываем, удовольствие от его древнего, могучего и свежего вида, мы вернулись на дорогу. «Экскурсовод», не меняя позы, стоял на прежнем месте и следил за гусями.

– Как вам дуб? ; поинтересовался он.

– Замечательно.

"Тут их когда-то было видимо-невидимо. Говорят, их все извел Петр I, когда строил флот. Ерунда, заключил парнишка, немного подумав. – Петр тут воевал три года, ему не до дубов было, турки досаждали.

Он опять уставился на гусей. Ничего, себе, однако, пастушок гусей – говорит, как пишет. Кажется, у нас опустились челюсти.

– Сынок, спросил Алтаев, с круглыми от удивления глазами, а тебе сколько лет?
Молчание...

- Петр строил флот на Азове, задумчиво сказал «сынок», игнорируя вопрос «папы». – Там что, дубов не хватало? По крайней мере, на Днепре их целые рощи. И Днепр гораздо ближе к Азову…
"Интересно бы познакомиться с его учителем истории, сказал часа через два Алтаев, когда мы уже подходили к селу Кунича.

На установленной врезке считается, что дубу Штефана чел Маре из села Кобыля 700 лет. На самом деле ему больше тысячи.


.  | »ндекс










 
poezii poezii poezii poezii poezii poezii
poezii
poezii ƒом литературы poezii
poezii
poezii  ѕоиск  Agonia.Net  

ѕереиздание любых материалов этого сайта без нашего разрешени€ строго запрещено.
Copyright 1999-2003. Agonia.Net

E-mail | ѕолитика публикации и конфиденциальность

Top Site-uri Cultura - Join the Cultural Topsites!